Как Рожкова покрывала схему по обналу и сливала данные Нацбанка преступникам — Дубинский

Как Рожкова покрывала схему по обналу и сливала данные Нацбанка преступникам — Дубинский
Как Рожкова покрывала схему по обналу и сливала данные Нацбанка преступникам — Дубинский

Dubinsky.pro уже писал об аудиозаписи, на которой Катерина Рожкова (теперь — первый зампред Нацбанка, а ранее возглавляла департамент надзора) просит куратора Фидобанка донести его владельцу Александру Адаричу информацию относительно обналичивания денег и других схем. Объяснить, что эти операции попадают под определение «финансовый мониторинг», и она не может долго это покрывать.

Ссылку на эту публикацию разместил полчаса назад в Фейсбуке нардеп из фракции «Слуга народа» Александр Дубинский.

В продолжение темы появилось продолжение этой беседы: между самой Рожковой и Адаричем. В разговоре Рожкова вежливо и довольно учтиво, по-дружески просит Сашу Адарича повлиять на некоего Олега и прекратить обналичивать деньги. Иначе они не доживут до успешного слияния. Вероятней всего речь идет о председателе правления Евробанка Олеге Кобзеве и о скором слиянии Фидобанка и Евробанка, владельцем которых является Адарич.

Рожкова: Слышишь, мы вчера разговаривали, я не стала эту тему поднимать. Скажи, пожалуйста, Олегу, чтобы они прекратили обналичивать деньги. Потому что мы не доживем до вашего слияния успешного.


Саша: А что? Там все позакрывали…

Рожкова: Там не позакрывали, и там все на контроле у финмона, и это активная, как бы, беда, вот… и она не подлежит никакой амнистии. Поэтому, если он там насобирает на «ризикову діяльність», то он не подлежит никакой амнистии.

Саша: Я понял, есть, всё. Спасибо.

Рожкова: Давай, пока.

(Аудиофаил)

На тот момент Адарич вплотную работал по обналичиванию и выведению средств из связанных банков.

Схема обналичивания, как писали ранее, происходила следующим образом: снятие через банкоматы наличных средств, которые перечислялись за ценные бумаги. После чего компания закрывала счет в банке, а на ее месте появилось новое предприятие.

Еще происходило дробление депозитов и перевод средств с текущих счетов предприятий на счета физических лиц в объеме до 200 тыс. гривен (для получения возмещений в Фонде гарантирования вкладов физлиц). Все это проводилось задолго до признания Фидобанка и Евробанка неплатежеспособными.

Результатом покровительства Рожковой, уговоров и просьб со стороны регулятора, стало выведение из банка миллиардов гривен.

Как доказывают аудио-записи, речь идет не о служебной халатности или недосмотре, а о соучастии и сговоре работника Нацбанка, который должен выявлять схемы, моментально их пресекать: как известно, почти все банковские платежи идут в Украине через систему электронных платежей НБУ, так что регулятор в любой момент может их остановить, отключив банк от СЭП. А после регулятор должен заявить в правоохранительные органы о нарушении действующего законодательства, то есть инициировать уголовные дела.

Вместо того, чтобы остановить схему (отключить банку операции), Рожкова, которой все известно, и которая неоднократно ловила банкиров на выводе средств, предупреждает тех, кто преступает закон — преступников. Не принимает мер, а снова и снова их предупреждает. Чтобы они поглубже прятали «концу в воду».

Совершенно очевидны сговор и слив работником Нацбанка конфиденциальной информации регулятора: она открыто говорит, что ее работники собирают компромат, и объясняет в чем он заключается. Вряд ли все это делалось бескорыстно. Если правоохранители хорошо проверят дела Рожковой, то смогут подтвердить еще и факты коррупции.

Неудивительно, что из банковской системы были выведены все активы и структуры закрывались совершенно опустошенными. Если Рожкова руководству каждого банка также заранее открывала «все карты» регулятора, давала фору времени для вывода средств, предупреждала о дальнейших ходах НБУ и развязывала руки — тогда можно понять, как были разворованы банки. Деятельность Катерины Рожковой сложно назвать банковским надзором. Это даже не игра в поддавки. Больше напоминает совместный распил банков на пару с владельцами, которым еще подсказывали, как получше спрятать доказательства своих преступлений.

Доказательства вины Рожковой может прослушать каждый желающий, потому ее преступления сразу можно квалифицировать «в особо крупном объеме». Это могут быть и пострадавшие лица проблемных банков, которые получили улики, которые помогут им доказать вину Нацбанка и отсудить у НБУ свой ущерб (читай — отсудить из госбюджета). И правоохранительные органы, которые почему-то тянут с уголовными расследованиями в отношении человека, который до сих пор занимает должность первого заместителя председателя Нацбанка и курирует надзор. То есть может продолжать совершать уголовно наказуемые преступления, и наносить вред банковской системе.

Остается надеяться, что появившаяся информация ускорит расследования в отношении Рожковой, и ее вредительству будет положен конец.

Share

You may also like...